Кузнецов Алексей Викторович (alexzgr1970) wrote,
Кузнецов Алексей Викторович
alexzgr1970

Сталиниана. Репрессии.

Оригинал взят у nibope в Сталиниана. Репрессии.
В отличие от идеологов официального СССР (Репрессии? Какие репрессии? Разве что отдельные ошибки и перегибы!) современные апологеты сталинизма доказали свою креативность, внедрив мем «миллиард растрелянных сталиным». К сожалению, желающему получить представление об истинных масштабах разобраться довольно непросто. Основанные на косвенных данных и умозрительных соображениях, оценки Солженицина, Медведева, Конквиста и многих других сильно завышены.
Подсчеты, основанные непосредственно на документах Гулага и др., были впервые опубликованы Земсковым в 1991 году. Для многих они показались неправдоподобно низкими. Моя попытка разобраться в критике Земскова и его контраргументах привела только к тому, что я в полной мере осознал свой исторический непрофессионализм.
Очевидно, что российские деятели исторической науки (тем более всевозможные публицисты) вообще сильно политизированы, а в такой чувствительной теме особенно (в последнее время некоторые также ориентируются и на отработку госзаказа). Поэтому я решил обратиться к мнению со стороны, т.е. к зарубежным ученым. Самое свежее, что я нашел на эту тему – статья Ellman M. Soviet repression statistics: some comments. Europe-Asia Studies, 2002, 54, 1151-1172. Автор совершенно спокойно и непредвзято анализирует проблемы, связанные с интерпретацией  доступной статистики, а также приводит немало случаев явных ошибок. Очень приблизительные и весьма консервативные оценки в этой статье преимущественно отталкиваются от подсчетов Земскова, присовокупляя компиляцию данных, открытых между 1991 и 2002 годами.

Итак… Джугашвили окончательно захватил власть…
1.       Расстрелы и т.п. Здесь выделяется волна 37-38 годов (запущенная и прекращенная Сталиным). Число жертв за эти два года находится в диапазоне 950 тыс – 1.2 млн. В остальное время расстрелов было всего около 3 тыс. в год (надо напомнить, что был период также и отмены смертной казни).
2.       ГУЛАГ. За 30-56 годы – (после очень приблизительной оценки доли повторных приговоров) через лагеря всего прошло около 18 млн человек – не считая пленных, интернированных и т.п. (надо упомянуть, что в 20-е годы численность заключенных в СССР была, наоборот, очень скромной). Пресловутых контрреволюционеров среди них – около 6 млн, из которых можно вычесть 1.4 млн разных «бандеровцев» (ныне они бы назывались террористами), тем самым получается около 4.5 млн политических заключенных. Из них число умерших – очень грубо и минимально – оценивается в 1 млн (Эллман не включает сюда «списанных» доходяг, формально освобожденных до смерти, так как не видит способа отделить таковых от действительно выпущенных на волю). Автор с некоторой издевкой опровергает миф, циркулирующий на Западе, что Гулаг был придуман для подавления интеллектуалов. На самом деле, доля лагерников с высшим образованием была всего 1.8%.
3.       Депортации. Это кулаки времен коллективизации, а также народы (до и во время войны) – вместе около 6 млн. Как результат высокой смертности среди них, грубо 1 млн тоже следует считать умершими в результате репрессий. (Кстати, с удивлением узнал, что во время разгрома казахов около 200 тысяч ушли за границу).

При этом нужно понимать сугубую условность разделения политических и уголовных времен сталинского СССР. Хотя уголовное преследование «за колоски» или за опоздание на работу чрезвычайно жестоко, автор настаивает на том, что таких людей нельзя относить к политическим.

Итого, умерших от политических преследований, инициированных Сталиным, – около 3 млн. Это, напомню, некая минимальная оценка, но вряд ли она может быть пересмотрена в сторону ?-кратного увеличения. Тем самым, смертность от Репрессий при Сталине занимает третье место после Войны и Голода среди причин, так сказать, сокращения продолжительности жизни.

Относительно же умерших в результате голода времен коллективизации я согласен с Эллманом в том, что их тоже необходимо выделить в отдельную категорию. Но он рассуждает далее в том ключе, что их вообще нельзя считать политическими, так как нет никаких надежных доказательств желания лично Сталина именно умертвить этих крестьян (кстати, тем более – организовать голодомор специально для украинцев). Это, конечно, верно, но все же надо напомнить, что – хотя бы в некоторых регионах – изъятия продовольствия приобретали явно репрессивный характер. Поскольку это соответствовало самой идеологии классовой борьбы, то умерших от голода в 32-33 годах все же допустимо тоже считать политическими жертвами. Но, естественно, в отдельной категории, и это уже особая история.
Tags: Уроки истории, а теперь как было на самом деле
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments