Кузнецов Алексей Викторович (alexzgr1970) wrote,
Кузнецов Алексей Викторович
alexzgr1970

Category:

Блаженнейший митрополит Киевский Онуфрий о войне на Донбассе

Оригинал взят у enjinrer в Блаженнейший митрополит Киевский Онуфрий о войне на Донбассе


Если теперь уже конкретно сказать о войне, кипящей на Востоке, то я хотел бы указать на сущность этой войны. Это война – гражданская. Потому, что я говорю это не просто так, будто бы за кем-то повторяя, но я знаю это лично от епископов, которые там служат, от людей моих знакомых, что, например, отец в семье служит в Национальной гвардии, а сын – на стороне ополчения. У многих друзей один брат на одной стороне, а второй брат на другой. Многие друзья, которые живут в Киеве, а сами родом из Донецка, говорят, что друзья их оказались на той стороне. Те, кто живет тут, на нашей стороне, а те, кто остался там – на другой. Конечно, когда идет военный конфликт, когда, например, была гражданская война после революции 1917 года, тогда к ней прилипали какие-то мародеры и убийцы, и криминал, и все, что угодно. Так и к нынешней братоубийственной войне теперь тоже прилипает жестокость, которая там творится. Но эту ситуацию создают не те люди, которые воюют, а те, которые являются причиной этой войны. Это братоубийственная война. И поэтому Церковь, как и после революции 1917 года, сейчас призывает примириться друг с другом, простить друг друга. Так мы сможем сохранить целостность своего государства – Украины. Так мы дадим своему народу возможность развиваться, как-то улучшать материальное положение. Этого не будет на основе войны и крови, поэтому Церковь призывает людей найти в себе силы простить друг друга, перестать убивать друг друга. Это позиция нашей Церкви не с сегодняшнего дня, она сохраняется с 1917 года, она была таковой и в другие времена, когда были такие же войны, когда наши князья, восставшие при святом князе Владимире, братьев убивали – Святополк, потом другие. И в те времена наша Церковь, Каноническая Церковь, призывала прощать друг другу. За это выгоняли монахов, епископов, ненавидели нас, а потом понимали, что мы были правы, и примирялись. Так что я думаю, нас поймут и в нынешней ситуации.

– Вы хотите сказать, что в гражданскую войну после 1917 года Церковь не поддерживала ни одну из сторон?

– Ни одну. Хотя власти нужно было от Церкви, чтобы она поддержала ее (советской власти). Были и тогда священники, епископы, которые на это пошли, они перешли на ту сторону – это известные обновленцы. Они начали предлагать свои услуги, мол, что скажут, то и сделаем, только впустите нас сесть на этот стул, что рядом с вами, и будем делать все, что скажете. И они пропали все, их возненавидели даже те, кто ими пользовался, потому что предателей никто не любит. Предателями пользуются, но их никто не любит. И сегодня у нас тоже есть где-то политизированные епископы и священники, которые тоже хотят поплыть по течению политической линии. И они тоже там все приветствуют, но это нечестно, это неправильно!

– Это происходит даже в Украинской Православной Церкви?

Думаю, есть такие и у нас. И это не правильно и нечестно. За это надо отвечать, дать ответ Господу. Как я могу утешить мать, пришедшую ко мне? Ко мне много матерей приходит, сыновья которых погибли там на войне, на стороне украинской армии или на другой стороне. С той армии ко мне не приходят, но приходят к нашим епископам. И мы не можем, я не могу матери что-то доказать или утешить ее, знаете… у меня нет аргумента, который бы ее успокоил. Сказать, что сын ее погиб потому или потому… что он защищал целостность Украины там, на войне. Я не могу: ей ничего этого не надо – ей сын нужен. Ведь мы живем среди обычных, простых людей.
Я уважаю власть и люблю власть. Она поставлена Богом. Но Бог ставит власть для того, чтобы она творила волю Божию. Для того, чтобы она утверждала и создавала мир, а не войну. Так что я люблю и уважаю власть, но прошу, чтобы она делала все возможное, чтобы прекратить войну. Я не иду на компромисс и не уступаю лишь в том, что перечит Божиему Закону. А так я иду на компромиссы и уступаю в том, в чем могу. Но в том, что касается канонических правил и жизни Церкви, которая руководствуется ими на нашей земле больше тысячи лет, а в истории – больше двух тысяч лет, то в этом Церковь никогда не уступала и не может уступать. Если я так поступлю, если пойду на компромисс, мы перестанем быть в Церкви. Она будет, но я буду уже вне Церкви, а я этого не хочу, я хочу быть в Церкви.

http://uoj.org.ua/novosti/nasushchnyj-vopros/intervyu-mitropolita-onufriya-o-vojne-na-donbasse
Tags: Украина, митрополит киевский, прямая речь
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments