Кузнецов Алексей Викторович (alexzgr1970) wrote,
Кузнецов Алексей Викторович
alexzgr1970

Category:

Дело 2 мая: Активисты «Евромайдана» препятствовали пожарным... и даже перерубили пожарный рукав 1

Юрий Ткачёв

ТАЙМЕР анализирует пожарно-техническую экспертизу столичного специалиста Сергея Искрука, столкнувшегося с преследованиями властей из-за сделанных им заключений.

9 августа киевский пожарный эксперт Сергей Искрук на пресс-конференции в Донецке заявил, что, выполняя экспертизу пожара в Доме профсоюзов 2 мая 2014 года, пришёл к крайне неприятным для украинских властей выводам. По его мнению, часть погибших в здании предварительно не стали жертвами пожара, а погибли по другим причинам: из–за отравления некими веществами, оказавшимися там не в результате пожара, а по чьему-то злому умыслу. Искрук также заявил, что подвергся давлению со стороны Генпрокуратуры и её помощников из числа активистов праворадикальных организаций, которые добивались того, чтобы он изменил свои выводы. Именно из–за этих угроз Искрук и вынужден был покинуть территорию Украины.


Сергей Искрук

Заявление Искрука вызвало немалый резонанс, так как было первым подтверждением из уст эксперта–профессионала популярной версии об использовании в Доме профсоюза неких специально занесённых туда отравляющих веществ. По этой же причине его утверждения нуждаются в дополнительной проверке и анализе.

ТАЙМЕРУ удалось заполучить текст подготовленной Искруком экспертизы, который не только позволяет сделать определённые выводы по сути сделанных им заявлений, но и вообще является весьма примечательным документом в смысле изучения того, что и как происходило 2 мая 2014 года на Куликовом поле.

Скачать его можно здесь (документ Microsoft Word).

Экспертиза

Большая часть документа, а также подавляющее большинство вопросов, на которые отвечал эксперт Сергей Искрук в рамках экспертизы, касается пожарно–технической стороны вопроса: место возникновения пожара, характер распространения огня, соответствие действий сотрудников ГСЧС обстановке и требованиям законодательства. Это и понятно, ведь Сергей Искрук является квалифицированным экспертом по специализациям «Изучение обстоятельств возникновения пожаров и соблюдение условий противопожарной безопасности», «Изучение металлов и сплавов», «Изучение обстоятельств и механизма техногенных взрывов».

Эти вопросы изучены Искруком достаточно серьёзно и всесторонне, и результаты их изучения представляют собой ценную информацию – особенно с учётом того, что официальное следствие склонно тщательно скрывать все подобные документы.

В частности, Искрук пришёл к выводу, что очаг пожара располагался в фойе здания, откуда затем огонь распространился в направлении тяги (т.е. по центральной лестнице здания). Эти выводы подтверждают заключения, сделанные членами «группы 2 мая» о характере развития пожара, с которыми можно ознакомиться здесь. Кроме того, Искрук констатировал многочисленные нарушения в действиях руководства ГСЧС в Одесской области, которые привели к тому, что пожар имел особо тяжкие последствия.

Однако в ходе изучения материалов дела эксперт наткнулся на факты, которые привлекли его внимание и заставили выйти за рамки, очерченные вопросами следователя. К сожалению, одновременно с этим Сергей Искрук вышел и за рамки своей компетенции, затронув темы, связанные скорее с областью судебно–медицинской экспертизы, нежели с чисто «пожарной» спецификой. Именно здесь он и пришёл к выводам, вызвавшим большой общественный резонанс.

Что смутило эксперта?

В части исследования, касающейся причин гибели людей в Доме профсоюзов, Сергей Искрук констатирует: «Причиной гибели людей стало их отравление, которое не могло быть связано с воздействием на них факторов пожара, а именно действия открытого пламени и продуктов горения». К таким выводам Искрук приходит на следующих основаниях.

Во–первых, утверждает он, у многих погибших не наблюдалась характерная для пожаров «поза боксёра» (полусогнутые руки и ноги, полусжатые кисти и т.п.). Во–вторых, свидетели, материалы опроса которых имеются в деле, говорят о специфическом жёлтом дыме, который, по мнению Искрука, может указывать на использование неких отравляющих веществ. В–третьих, в образцах, изъятых с места пожара, обнаружен хлороформ (на пресс-конференции в Донецке Искрук уточнил, что вещество обнаружено в телах погибших). «Поэтому есть основания полагать, что, с учётом изложенного, большинство погибших не получали смертельных травм, связанных с действием факторов пожара», — констатирует Искрук в своей экспертизе.

Попытаемся разобраться с каждым из его аргументов.

«Позы боксёра»

Выводы об отсутствии у тел погибших характерных поз Искрук основывает, в частности, на показаниях пожарных, принимавших участие в ликвидации пожара и спасательной операции – к примеру, на показаниях сотрудника ГСЧС Бердника, непосредственно работавшего в здании.

Отвечая на вопрос о том, были ли позы тел погибших типичными для пожаров, Бердник отвечает, цитируем: «Нет, вообще нетипичные. Были такие, что полностью лежали, но я ни одного не видел с признаками боксёрских поз, а обгоревшее тело видел».

То есть выводы эксперта кажутся не лишёнными оснований?

И да, и нет.

Дело всё в том же: задумавшись над позами погибших и взаимосвязи между ними и причинами смерти, Искрук несколько вышел за пределы своей компетенции. «Поза боксёра» вообще не является признаком тех или иных причин смерти как таковых: она возникает как результат посмертного воздействия на тело высоких температур. То есть, «поза боксёра» будет наблюдаться у трупа, если тело после смерти провело некоторое время в зоне высокой температуры, и не будет, если этого не было. Причина смерти при этом может быть вообще какой угодно.

Вернёмся к телам в «нехарактерных позах», о которых говорит, в частности, Бердник. На прямо заданный вопрос о том, имели ли эти тела признаки воздействия пламени, он отвечает: «Прямого контакта с пламенем не было». А раз «не было», то откуда могла взяться «поза боксёра»?

Во время пожаров дым, содержащий угарный газ и ядовитые продукты горения, является не менее, а скорее даже более важным фактором, нежели сам огонь. К примеру, в той же экспертизе приводятся показания находившегося в здании Николая Серебрякова, который указывает, что видел, как люди начинали задыхаться и терять сознание даже в помещениях, где огня как такового не было, но куда проникал дым из других горящих помещений. То есть далеко не во всех случаях в местах, опасных для жизни, присутствовал открытый огонь – и, соответственно, были условия для возникновения «позы боксёра».

К слову сказать, в своих показаниях Бердник упоминает, что ранее работал на Припортовом заводе и не имел дела с пожарами со значительным числом жертв. «Приехав сюда, мне стало плохо, потому что плотность трупов была настолько велика. Я переборол себя», — рассказывает он....




где взял
Tags: 2 мая не забудем, а теперь как было на самом деле
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments