Кузнецов Алексей Викторович (alexzgr1970) wrote,
Кузнецов Алексей Викторович
alexzgr1970

Categories:

Все о тьюторе: анатомия профессии часть 2

...








На уроках Анна Сергиенко помогает всему классу — любой ребенок может попросить ее объяснить задачу

Один день тьютора: учительская ревность и родительское недовольство

– Как проходит рабочий день?

– Все очень по-разному. Тьютор может встречать ребенка в школе, куда его приводят родители. И с этого момента тьютор, вместе со школой, берет на себя ответственность за жизнь и здоровье ребенка. И дальше помогает ему: раздеться, пойти на урок, взаимодействовать с учителем на уроке, на переменах. Когда он нужен, он находится на уроке, когда нет, может работать в другом классе, например, с другим учеником, или подойти в этом же классе к другому ребенку.

Тьютор может работать как с каким-то учеником индивидуально, или он может быть назначен на весь класс. Специалист может работать с несколькими детьми, и в классе, и на перемене, выстраивая их взаимодействие.

Иногда его присутствие в классе может и не требоваться. Но зато его задача свести всех специалистов – психолога, учителя, завуча, родителей, — в единую систему, наладить механизм работы с ребенком.

Наглядная математика: Анна приходит в школу вместе с сыном Матвеем. Мама тоже может быть тьютором своего ребенка

Получается, тьютор в любом случае должен взаимодействовать с учителем. Как налаживается такое взаимодействие?

– Если тьютор работает в системе школы, то он – один из членов коллектива, как и логопед, психолог. Если к началу учебного года – и даже заранее – становится известно, что в школу в первый класс приходит особый ребенок, и будет учиться с сопровождающим, то хорошо было бы, чтобы знакомство со школой, с тьютором, с ребенком состоялось в мае, ну либо летом. Чтобы маршрут был отлажен. В августе, когда пишутся образовательные программы, уже должно состояться знакомство тьютора с педагогическим коллективом.

Максим Евгеньевич преподаватель энергичный и яркий, он умеет удержать детское внимание. А в таком классе это очень непростая задача

– А из-за чего могут возникать «взрослые» конфликты?

– В первую очередь, нежелание, например, учителя вкладываться в этот процесс. Иногда учитель недоволен, что он должен уделять какое-то особенное внимание одному из учеников. Тьютор должен стремиться создать гармоничные взаимоотношения в классе. Если же помощника нет, и учитель самостоятельно не справляется, ему лучше обратиться к завучу и сказать, что есть необходимость еще в одном специалисте, чтобы в классе появился тьютор.

Получается, тьютор облегчает труд учителя?

– Конечно! Если учитель это понимает… мы же просто привыкли, что учебный процесс – камерный. Бывает так, что учитель, например, слишком громко комментирует действия какого-то ученика, и присутствие постороннего человека его напрягает, что тот будет это слышать…Учителю уже приходится контролировать свое поведение в классе.

Нет ли здесь какой-то педагогической ревности со стороны учителей?

– Ну, знаете как… В любом коллективе есть люди, которые живут делом и идеей, а есть люди, которые живут своими комплексами, и соответственно, осложняют жизнь не только себе, но и другим людям. Я не думаю, что их где-то больше, где-то меньше, – как в любой профессии. Но бывают сложности. Я была в составе конфликтной комиссии, ходила по школам – мы налаживали отношения между членами педагогического коллектива.

Максим Евгеньевич и Миша: поняли друг друга

– В чем основная причина конфликтов?

– Там, где школа понимает свою миссию, и в головах директора, завуча, учителей правильные ценностные ориентации, то в общем-то проблем не бывает. Есть просто задачи, которые нужно решить технически: на каких уроках нужен тьютор, на каких не нужен, и так далее. А там, где с ценностями не очень хорошо, там, конечно, мощнейшее сопротивление, очень сильное.

А еще работает такой советский стереотип: скажут – с завтрашнего дня нужно будет этих детей любить, и будут любить. Не скажут – не будут.

Ждут часто указки сверху. Очень сложно бывает людям перестроить свое мышление и сознание, особенно тем, кто застал советскую эпоху. Но в целом, исходя из того, что мне пишут из регионов люди, таких ситуаций все меньше. Кроме того, срабатывает еще и личный опыт. Допустим, если у самого чиновника в семье есть ребенок с ДЦП, с умственной отсталостью, имеющий какие-то другие нарушения развития, то такой человек все понимает, и старается для таких детей по максимуму создать условия, причем не только для своего, но и для других. У таких людей иной ценностный мир, ведь они смогли не оставить этого ребенка, найти в себе силы и с ним пройти жизненную школу – детство, взросление и так далее.

В классе есть диван, на котором утомившийся ребенок может отдохнуть, и Асе это обстоятельство определенно нравится

– А как справлялись с этой ситуацией раньше, когда тьюторов не было?

– Была система интернатов, система коррекционных школ, они были достаточно закрытые. Выживали там скорее всего, наверное, сильнейшие, потому что и медицина была не настолько прогрессивной. Но коллектив таких коррекционных школ своих подопечных всегда защищал и вкладывал не только государственные ресурсы, но и свои личные. Много историй, когда учителя берут на выходные детей к себе домой и так далее. А вот в обычных деревнях, там, где в голову не приходило ребенка куда-то сдавать, ребенок с особенностями развития просто жил среди всех… я так думаю, что даже, наверное, сказки-то наши про Ивана-дурака появились-то именно на основе такого опыта. И, надо заметить, что Иван, в итоге, оказывался успешным, благодаря своей доброте, искренности, честности.

— А бывают ли конфликты у тьютора с родителями? Могут ли родители выбрать специалиста?

– Да, родители могут выбрать специалиста. Если у них не сложатся отношения. Это нормально. Ведь семья, например, выбирает няню для своего ребенка. Точно такой же индивидуальный подход нужен и для подбора тьютора.

Если очень хочется, отдохнуть можно и на «рабочем месте»

Если ребенок хочет освободится от тьютора, это значит, тьютор хороший

Вы сказали, что в какой-то момент тьютор чувствует, что ребенок становится самостоятельным. Когда настает этот момент?

– Мальчик, которого я вела, как-то заявил мне: «Зачем ты со мной сидишь?». До этого три года он не спрашивал об этом. Это было уже прорывом. Я объяснила: «Смотри, твой сосед решил уже много примеров, а ты только один, а надо бы четыре или пять. Если ты будешь успевать, тогда я уже не буду с тобой, пойду кому-нибудь еще помогать».

На этом его желании быть, как все, и «освободиться» от меня – при том, что у нас замечательные отношения с ним были, – мы построили следующий этап нашей работы.

Он вдруг начал чувствовать, что я вообще-то лишняя в данной ситуации. И это было для него мотивацией к тому, чтобы более активно работать, стараться… прилагать усилия.

Урок рисования: во время занятий Анна помогает «держать» класс — если кто-то из детей отвлекся, можно с ним и в ладушки сыграть

В случае с девочкой, с которой я работала, было так, что я чисто физически, но не эмоционально, отдалялась от нее. Было очень опасно ее оставлять одну, и начинали мы с очень плотного физического контакта, то есть фактически я ходила с ней в обнимку, чтобы она кого-нибудь не толкнула. А уже через три года, когда мы заканчивали нашу работу, все было иначе. Полный зал детей, и она регулярно оборачивалась и смотрела, смотрю я на нее или не смотрю. Дальше она уже знала, что если в течение десяти минут ее самостоятельности ничего плохого не случилось, она – молодец. Десять минут самостоятельности, потом — двадцать минут… Очень-очень  медленно, постепенно я выходила из ее зоны внимания. Она стала более уверенно себя ощущать.

...

Фото: Павел Смертин

где взял

Tags: Инвалидность, дети, интервью, образование, прямая речь
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments