Кузнецов Алексей Викторович (alexzgr1970) wrote,
Кузнецов Алексей Викторович
alexzgr1970

Category:

Российские футболисты с заболеванием ДЦП выиграли в мире всё часть 3

...




— Когда начали заниматься футболом?

— В сентябре 95-го.

— То есть вам уже тридцать… сколько?

— Тридцать много. 38.

— Футбол — основная профессия?

— До сих пор было так. Начал заниматься 23 года назад и по сей день в команде.

— Для вас футбол — способ поддерживать себя в форме?

— Скорее работа. Точнее, два в одном.

— Нефутбольная специальность есть?

— Закончил Малаховский институт физкультуры, получил диплом специалиста по адаптивному спорту. Могу работать с людьми, имеющими инвалидность, помогать им реабилитироваться.

— Вы стали олимпийским чемпионом Сиднея-2000, но не выступали в Лондоне-2012. Почему?

— Не пробился в состав. Конкуренция.

— На тренировки на машине приезжаете?

— У меня нет машины. И прав тоже.

— По медицинским показателям?

— Нет, сам не хочу. Не мое. Рожденный ползать летать не может — исхожу из этого принципа. Москва сложный город, пробки, аварии. Могу не справиться, вот и не хочу рисковать. За рулем необходимо внимание, а оно у меня рассеянное из-за инвалидности. Не уверен, что смогу все время быть начеку. Не дай бог потеряю концентрацию — стану виновником ДТП. Зачем мне это?

— Ваше заболевание — врожденное?

— Да. Левосторонний гемипарез. (Частичный паралич или ослабление мышц одной половины тела. — «Матч ТВ».) Спорт не может это излечить, но мышцы укрепляются, организму лучше.


— Женаты?

— Семьи нет. Живу с мамой на юго-западе Москвы, она болеет сейчас, не могу одну оставить.

— Какое амплуа у вас на поле?

— Защитник. Ближе к фланговому. Играем 7 на 7, есть схемы с двумя, тремя, четырьмя защитниками. Сейчас, например, наигрываем 2-3-1, поэтому точно сказать «фланговый» не совсем правильно. С учетом моего заболевания действую справа.

— Кто для вас ориентир в российском футболе?

— В здоровом? Марио Фернандес нравится.

— Ваш футбол жесткий?

— А как же. Контактный вид спорта, соперники сильные. Лидеры — мы, Украина, Иран и Бразилия, когда играем между собой, всегда получаются тяжелые матчи.

— В жизни часто сталкиваетесь с черствостью?

— В детстве трудно пришлось. Наслушался от сверстников за то, что инвалид и не такой как все. Когда начал заниматься футболом, отношение изменилось. Даже те, кто унижал, посмотрев выпуски новостей про нашу победу в Сиднее, стали говорить: «Мы тобой гордимся». Сейчас негатива не ощущаю. Но если кто-то унизит, реагировать не буду, пройду мимо. Люди разные: адекватные нормально относятся, а с неадекватными о чем говорить? Знаете, когда летим на сборы или соревнования в одинаковой российской форме, люди подходят, спрашивают, кто мы такие. «Паралимпийцы». — «Ребята, огромной вам удачи, следим по новостям, будем болеть!»

— Самый памятный турнир — Олимпиада в Сиднее?

— Не только. Это ведь не первая моя Олимпиада, я и в Атланту-1996 ездил, мне тогда 16 лет было. Взяли серебро, уступив в финале голландцам. Кубок мира-1997 тоже выиграли. Как раз в Нидерландах: золотые медали нам Гус Хиддинк вручал.

— Вам необходим постоянный курс лечения?

— В принципе, нет. Если только ноотропные средства для улучшения кровообращения мозга, при моем заболевании это помогает.

— Сколько раз в неделю тренируетесь?

— Пять, с понедельника по пятницу. Скоро будут сборы в Сочи, там ежедневно.

— Перед вашей базой прудик, рыбу не ловите?

— Ребята ловят, а я равнодушен, не рыбак.

Теперь о бренном. Параспорт — сложная штука. Правила устанавливают градации заболевших, разделяя их на классы. На поле одновременно могут находиться по одному игроку 1 и 3 класса, пять — 2-го. 3 класс ближе к здоровым людям, 1-й — к серьезно больным. Новичков классифицирует врач команды, но перед любым крупным турниром международные структуры обязательно перепроверяют степень заболевания, не полагаясь на национальные справки. Потому что липы быть не должно.

Разумеется, это влияет на тактику и вообще на все. Нет замены нужного класса в случае травмы (хотя вообще есть) — придется играть вшестером. Конкуренция не только внутри амплуа, но и внутри классов заболевания. На единственную позицию 1 класса, скажем, всегда 5-6 претендентов. А дальше надо смотреть, какие функции у этих людей на поле и выявлять сильнейших повторно. Клетчатый отбор.

С другой стороны, международные структуры заинтересованы в том, чтобы паралимпийский спорт выглядел спортом именно инвалидов, а не здоровых людей. В этом море цинизма, но и разумное начало тоже. Чем здоровее участники, тем больше вопросов у зрителей и выше риск подставок. Поэтому Международный паралимпийский комитет (МПК) потихоньку выдавливает из парафутбола «минимальщиков», сократив их число на поле с двух до одного и пересмотрев систему классификации.

Нюанс, однако в том, что для выявления ДЦП не существует биохимического метода. Только неврологический. Опытный врач способен во время предтурнирного теста определить степень болезни. А опытный тренер — научить более здоровых людей выглядеть более больными.
.....

Tags: Инвалидность параспорт, интервью
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments