Кузнецов Алексей Викторович (alexzgr1970) wrote,
Кузнецов Алексей Викторович
alexzgr1970

Categories:

Яна Кучина: «Я слегка похожа на зомби, но в чем проблема?»часть 3 заключительная

....

Есть ли у тебя список желаний, который хотелось бы осуществить  — спрыгнуть с парашютом, например

Фото: facebook.com

Это очень смешно. Я совсем недавно думала об этом. Когда я была подростком, я переживала, о том сколько всего не могу делать. Я взяла огромный лист бумаги и исписала его мелким почерком теми вещами, которые «никогда» не смогу сделать. Не так давно я его нашла, — почти все из списка я уже сделала.

Оставшиеся мечты перешли в разряд планов. К примеру, я всегда мечтала спать на двухъярусной кровати. Но все говорили: упадешь, разобьёшься, вообще туда еще влезть надо. Я купила себе такую домой и пару месяцев чувствовала себя идиоткой, руками поднимая ноги на каждую ступеньку; не уметь лечь в собственную кровать — мощнейший удар по самооценке. Но теперь я отлично справляюсь!

У меня есть любимая история про дедушку. Мы с ним толком не успели поговорить, он умер, когда мне было 8 лет. Дедушка коллекционировал открытки с видами городов. Про один из них он рассказал, что этот город стоит на дне и всплывает только раз в году. Он принимает только писателей и художников, только тех, кто может рассказать о его красоте. Очень самовлюбленный город. Я ходила с картинкой этого места и мечтала, что когда-нибудь меня допустят туда. Потом дедушка умер, его вещи сожгли.

Уже взрослая я сидела где-то в интернете, и Booking выдавал мне сверху рекламки всяких путешествий. Вдруг тот вид, который был у меня на открытке, мелькнул сверху. Оказалось, что это настоящий город — Венеция! – можно купить билеты и прилететь. Я уже была там, полтора дня, но хочу еще раз, с друзьями.

Вообще-то я мечтаю о ерунде — типа профитроли сделать с сыром или пойти в кафе, которое будет оформлено в стиле американских закусочных 50-х, провести там весь день с тетрадочкой, прихлебывая кофе. Хочу научиться стоять на руках, чтобы в тех местах, где мне говорят, что я не пройду — идти на руках.

Я хочу сделать дизайнерскую серию палок для ходьбы. Часто подростки не пользуются ими (хотя без них сложно и страшно), потому что это выглядит как клюка и дети говорят: «Эй, ты чо, бабка?» А они-то нет, не бабки. Однажды я приехала в Одессу в гости к подруге, у которой маленький ребенок лет трех-четырех. Он подошел ко мне и сказал: «Ты старая, раз так ходишь». Потом мама ему объяснила, что так можно и обидеть. На следующий день он пришел ко мне и сказал: «Я подумал, — ничего страшного, что ты ходишь с палкой, но очень плохо, что ты не умеешь бегать, это очень грустно. Я тебя сейчас научу». И он учил меня бегать. Это потрясающе, — взрослые обычно говорят о том, что нельзя делать, и только трехлетке пришло в голову найти то, что можно.

Хотела бы ты жить в другой стране, чтобы тебя воспринимали иначе?

У меня был непростой период, когда я училась на первых курсах. Вроде внешне все было хорошо — я ходила в университет, хорошо училась, жила в Москве, но радости не было. И тогда я поехала по обмену в Амстердам. В Тарусе и в Москве (в Москве реже) дети при виде меня начинали плакать. Мамы хватали их и просили меня отойти, чтобы ребенок не боялся. Я привыкла, что это естественная реакция на меня: увидел чудовище — заорал — чудовище ушло.

Я приехала в Голландию и поняла, что общежитие стоит рядом с детским садом. «Ну, блин, повезло», — подумала я. Когда я в первый день вышла из общаги, ко мне подбежал ребенок и потащил куда-то играть. Он говорил на голландском, а я, конечно, нет, но это не мешало ему совершенно. И никто меня не боялся, не тыкал пальцем, не спрашивал за какие грехи, не крестил, не рыдал. Там было прекрасно! Можно было гулять куда угодно. Все вокруг улыбались. Я чувствовала себя как Сизиф, который катил-катил камень, а потом пришли добрые голландцы и отволокли его на обочину. Хочешь, говорят, Сизиф, водички попить? А то вид у тебя усталый.

А еще Голландия поразила меня тем, что я видела там детей-инвалидов, которые могли бы ходить, но ездят на колясках. У них везде пандусы, классные скутеры, удобные коляски. Везде — то есть, везде: и в театре, и в музее, и в магазине, и в университете. Дети двигаются на этих устройствах и не пытаются сделать «невозможное». Если у тебя не сильное поражение — тебя реабилитируют. Если у тебя более тяжелое состояние — то нет. В детстве вообще-то есть чем заняться.

У наших родителей и детей выбор так не стоит. В России не ходить значит, с большой вероятностью, не учиться и не работать.

Нет, я не хочу переезжать, по крайней мере сейчас. Я очень люблю Москву, свою работу и русскую речь; но я переживаю насчет старости. Если мое состояние ухудшится — придется сидеть дома, взаперти. Это невыносимая мысль. Я даже в Тарусе, в гололед, чувствую, как мне хочется взвыть от ужаса.

Но я же теперь практикую меньше смирения, больше веселья – и вот, нагуглила про экзоскелет и теперь планирую не сдаваться до самой смерти. Хорошо бы однажды самостоятельно забраться на Эверест. Ой, то есть на Эльбрус. Эверест — все-таки слишком.

Твои любимые книги?

У меня есть книги, которые мне очень важны. Это «Таинственный сад» Фрэнсис Бернетт и ее же «Маленький лорд Фаунтлерой». Это Селинджер — «Повести о Глассах», которые я знала наизусть. Там, в конце моего любимого рассказа, есть немного про то, что мы тут вообще все делаем.

Героиня запуталась и не знает, для чего вообще стараться, для кого. В детстве она старалась для Толстой Тети, ее подучил старший брат, Симор. И ее другой брат, Зуи Гласс, говорит: «Но я открою тебе страшную тайну. Ты меня слушаешь? В_с_е о_н_и, в_с_е д_о о_д_н_о_г_о — это Толстая Тетя, о которой говорил Симор. И твой профессор Таппер тоже, брат. И вся его чертова куча родственников. На всем белом свете нет ни одного человека, который не был бы Симоровой Толстой Тетей. Ты этого не знала? Ты не знала этой чертовой тайны? И разве ты не знаешь — слушай же, с_л_у_ш_а_й, — н_е з_н_а_е_ш_ь, к_т_о э_т_а Т_о_л_с_т_а_я Т_е_т_я н_а с_а_м_о_м д_е_л_е? Эх, брат. Эх, брат. Это же сам Христос. Сам Христос, дружище» («Зуи» Селинджера).

И это было очень понятно. Когда я приходила в отчаяние, я понимала, что где-то есть «Толстая Тетя», как бы они ни выглядела. И это было ответом на все.

где взял
Tags: Инвалидность, интервью, прямая речь, судьбы
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments