Category: беларусь

Category was added automatically. Read all entries about "беларусь".

Лукашенко прилетел в свою резиденцию в Минске с оружием в руках




Москва. 23 августа. INTERFAX.RU - Президент Белоруссии Александр Лукашенко прилетел во Дворец независимости, свою резиденцию, рядом с которой в воскресенье собирались протестующие.

"Лукашенко час назад прилетел на место событий. Во Дворец Независимости!!" - написал близкий к пресс-службе главы государства телеграм-канал "Пул первого".

На видео, опубликованном каналом, Лукашенко выходит из вертолета, на нем бронежилет черного цвета, одет он также во все черное. В руках он держит оружие, похожее на автомат, но без магазина с патронами.

На втором видео с территории Дворца независимости видно, как Лукашенко идет к резиденции с автоматом, и спрашивает у кого-то из присутствующих: "Там никого не осталось, да?" и показывает в сторону, где были протестующие.

Ранее сообщалось, что часть протестующих в Минске дошли до Дворца независимости - рабочей резиденции президента Белоруссии. Протестующие остановились в нескольких десятков метров от кордона, выставленного силовиками по всей ширине проспекта. Спустя час протестующие ушли от Дворца.

В воскресенье, 23 августа, в Минске проходит массовая акция оппозиции. Изначально митингующие собрались на площади Независимости. Интернет-ресурсы сообщают о 200 тыс. митингующих.
https://www.interfax.ru/world/722927

Валентин Тарас интервью с белорусским партизаном

Оригинал взят у uryst в Валентин Тарас
тарасDDSC00
Валентин Тарас, интеллектуал и известный белорусский публицист, недавно ушел из жизни. Но для меня, как и писатель Василь Быков или Алесь Адамович, он остался живым воплощением того, что называют совестью нации. Все, что касалось Беларуси, он пропускал через себя, о себе не думая.  И сегодня, и  будучи мальчишкой, когда он добровольно бежал из Минска в лес к партизанам. Незадолго до его неожиданного, как это всегда  случается, ухода я как-то заехал к нему с видеокамерой   поговорить о том времени, которое,  во- многом, не так уж и далеко, как кажется.


  • Когда немцы вошли в Минск, это было потрясающим шоком. Просто не верили. Глаза не верили в то, что они видят. Но это было так. В Минске я не видел, но я знаю достоверно, что во многих небольших городах и деревнях, особенно в Западной Беларуси, их встречали хлебом- солью. Часть населения - нельзя сказать, что все население. Но были люди, которые  увидели в них освободителей. Кстати, многие из этих людей впоследствии стали коллаборантами. Те, кто помоложе, пошли в полицию. Но я знаю это достоверно,большинство людей очень скоро разочаровались. Они увидели оккупационный режим.  Целая куча запретов. Вплоть до того, что дорогу переходить, где не положено, запрещается. И за нарушение каждого запрета  был один рефрен -  расстрел, расстрел, расстрел. Буквально через три недели  полсе оккупации в Минске уже были виселицы, уже висели люди.

На на минчан немцы обрушили репрессии сразу. Они похватали все мужское население в возрасте от 16-ти- примерно до пятидесяти лет и загнали на пустырь. Такой сделали лагерь. И люди провели там десять дней. Им не давали ни еды,  ни воды, ничего. Там черт знает, что  творилось. А потом они начали сортировку. Это были репрессии, чтобы ошеломить сразу, чтобы ни у кого не было и мысли о сопротивлении.

Я это к чему вспоминаю? Сейчас очень многие, в том числе и молодые  наши историки говорят, что гитлеровский режим по отношению к сталинскому был для Беларуси меньшим злом. И что не было никаких репрессий от немцев, если бы не партизаны. А партизаны были созданы чекистами и только чекистами. И реакцией немцев на это всё и было сожжение деревень и свирепость оккупантов. Это всё болтовня. Либо от невежества тех, кто не знает реалии тогдашней жизни. Либо это политические спекуляции.

Я ушел в партизаны подростком, воевал с сорок третьего года и я знаю, что мой отряд был создан никакими не чекистами. Частично это были окруженцы - военнослужащие, которые не сдались в плен, а прятались по деревням, по лесам. И где-то к осени сорок первого года они уже начали создавать, чисто стихийно, первые партизанские отряды. Вот так  был создан и мой отряд  «За советскую родину» , из которого потом выросла целая бригада. И никакие чекисты не создавали. Были очень много местного населения в моем отряде, много минчан. В каждом отряде был « особый отдел» , это ясно. Особый отдел  - это особый разговор. Без него было невозможно. Это оккупированная территория, мало ли кто может проникнуть в отряд. Но со временем они вырождались в охранку, как это было по всей стране. И мы этих особистов недолюбливали и, прежде всего, боялись. Когда приходили и говорили, что тебя вызывают в особый отдел, к некоему Метелкину, то человек бледнел. Ничего за тобой не было, опасаться нечего, но сам факт, что тебя вызывают туда вызывал большую тревогу. Все было. Были и бессудные расстрелы и произвол. Но я хочу подчеркнуть, что это происходило позже. Где-то в начале сорок третьего года к нам прибыли уполномоченные Министерства государственной Безопасности из Москвы и вот они занялись проверкой этих партизанских отрядов. И  были репрессии якобы за утрату политической бдительности.

А чем питались? - Мне этот вопрос часто задают,. Даже не задают, а упрекают. Ну, мол, твои партизаны... Я вот в период оккупации жил в своей деревне и был твоим ровесником. И помню, когда пришли партизаны и забирали корову, продукты, сапоги забирали. Один писатель, ныне покойный... Очень хороший, замечательный писатель, я бы сказал классик белорусской  прозы 20 -го века, без преувеличения. Фамилию здесь называть не буду. Вот он меня всю жизнь упрекал -  Что ты все о своих партизанах твердишь? Партизаны у моего отца сапоги забрали, совсем новые еще, польские сапоги. Совсем  не ношенные, желтые, с высокими отворотами, красивые.  Я помню эти сапоги, как сегодня. Пришли  из леса, забрали. А ты мне говоришь - партизаны...

У каждого была своя война. Даже когда ее, по сути, и не было.

Collapse )