Category: беларусь

Category was added automatically. Read all entries about "беларусь".

Лукашенко прилетел в свою резиденцию в Минске с оружием в руках




Москва. 23 августа. INTERFAX.RU - Президент Белоруссии Александр Лукашенко прилетел во Дворец независимости, свою резиденцию, рядом с которой в воскресенье собирались протестующие.

"Лукашенко час назад прилетел на место событий. Во Дворец Независимости!!" - написал близкий к пресс-службе главы государства телеграм-канал "Пул первого".

На видео, опубликованном каналом, Лукашенко выходит из вертолета, на нем бронежилет черного цвета, одет он также во все черное. В руках он держит оружие, похожее на автомат, но без магазина с патронами.

На втором видео с территории Дворца независимости видно, как Лукашенко идет к резиденции с автоматом, и спрашивает у кого-то из присутствующих: "Там никого не осталось, да?" и показывает в сторону, где были протестующие.

Ранее сообщалось, что часть протестующих в Минске дошли до Дворца независимости - рабочей резиденции президента Белоруссии. Протестующие остановились в нескольких десятков метров от кордона, выставленного силовиками по всей ширине проспекта. Спустя час протестующие ушли от Дворца.

В воскресенье, 23 августа, в Минске проходит массовая акция оппозиции. Изначально митингующие собрались на площади Независимости. Интернет-ресурсы сообщают о 200 тыс. митингующих.
https://www.interfax.ru/world/722927

Белоруссия забрала у украинской «Мотор Сичи» авиазавод

Президент Белоруссии Александр Лукашенко заявил, что Оршанский авиаремонтный завод полностью принадлежит государству. Теперь белорусские специалисты займутся его восстановлением после неэффективного управления украинской компанией «Мотор Сич». Об этом сообщает агентство БелТА.
Соответствующее заявление было озвучено во время посещения предприятия. Белорусский лидер поручил работникам ОАРЗ в кротчайшие сроки провести модернизацию завода после достаточно сложного финансового периода.
ОАРЗ пришел в запустенье из-за конфликта с украинской компанией «Мотор Сич», являвшейся на тот момент обладателем почти 60% акций. Белорусские представители считают, что запорожское предприятие не выполнило свои обязательства по инвестиционному договору. Весной Генпрокуратура Белоруссии из-за причиненного ущерба ОАРЗ возбудила уголовное дело в отношении «Мотор Сичи».
Как известно, еще в 2012-м году большой пакет акций ОАРЗ был продан компании «Мотор Сич» и белорусскому предприятию «Системы инвестиций и инноваций». Организации планировали в течение четырех лет вложить в развитие завода почти 12 миллионов долларов. Проект подразумевал значительное расширение рабочих мест, социальную программу для городского поселка, где расположен завод. Однако ничего из запланированного так и не было реализовано.
Проблемы у ОАРЗ начались после того, как Украина заблокировала поставку силовых установок в Россию. «Мотор Сич» выкупала белорусское предприятие с прицелом на российский рынок, поэтому после кризиса руководство компании оказалось в трудном положении. ОАРЗ пытался расширить свою географию продаж за счет перспективных рынков Южной Америки и Африки, однако ситуация на предприятии лишь ухудшалась. В итоге Беларусь вернула завода в собственность государства, чтобы ОАРЗ вновь стал мощнейшим авиастроительным предприятием республики.
Автор: Сергей Игнатьев
где взял

Валентин Тарас интервью с белорусским партизаном

Оригинал взят у uryst в Валентин Тарас
тарасDDSC00
Валентин Тарас, интеллектуал и известный белорусский публицист, недавно ушел из жизни. Но для меня, как и писатель Василь Быков или Алесь Адамович, он остался живым воплощением того, что называют совестью нации. Все, что касалось Беларуси, он пропускал через себя, о себе не думая.  И сегодня, и  будучи мальчишкой, когда он добровольно бежал из Минска в лес к партизанам. Незадолго до его неожиданного, как это всегда  случается, ухода я как-то заехал к нему с видеокамерой   поговорить о том времени, которое,  во- многом, не так уж и далеко, как кажется.


  • Когда немцы вошли в Минск, это было потрясающим шоком. Просто не верили. Глаза не верили в то, что они видят. Но это было так. В Минске я не видел, но я знаю достоверно, что во многих небольших городах и деревнях, особенно в Западной Беларуси, их встречали хлебом- солью. Часть населения - нельзя сказать, что все население. Но были люди, которые  увидели в них освободителей. Кстати, многие из этих людей впоследствии стали коллаборантами. Те, кто помоложе, пошли в полицию. Но я знаю это достоверно,большинство людей очень скоро разочаровались. Они увидели оккупационный режим.  Целая куча запретов. Вплоть до того, что дорогу переходить, где не положено, запрещается. И за нарушение каждого запрета  был один рефрен -  расстрел, расстрел, расстрел. Буквально через три недели  полсе оккупации в Минске уже были виселицы, уже висели люди.

На на минчан немцы обрушили репрессии сразу. Они похватали все мужское население в возрасте от 16-ти- примерно до пятидесяти лет и загнали на пустырь. Такой сделали лагерь. И люди провели там десять дней. Им не давали ни еды,  ни воды, ничего. Там черт знает, что  творилось. А потом они начали сортировку. Это были репрессии, чтобы ошеломить сразу, чтобы ни у кого не было и мысли о сопротивлении.

Я это к чему вспоминаю? Сейчас очень многие, в том числе и молодые  наши историки говорят, что гитлеровский режим по отношению к сталинскому был для Беларуси меньшим злом. И что не было никаких репрессий от немцев, если бы не партизаны. А партизаны были созданы чекистами и только чекистами. И реакцией немцев на это всё и было сожжение деревень и свирепость оккупантов. Это всё болтовня. Либо от невежества тех, кто не знает реалии тогдашней жизни. Либо это политические спекуляции.

Я ушел в партизаны подростком, воевал с сорок третьего года и я знаю, что мой отряд был создан никакими не чекистами. Частично это были окруженцы - военнослужащие, которые не сдались в плен, а прятались по деревням, по лесам. И где-то к осени сорок первого года они уже начали создавать, чисто стихийно, первые партизанские отряды. Вот так  был создан и мой отряд  «За советскую родину» , из которого потом выросла целая бригада. И никакие чекисты не создавали. Были очень много местного населения в моем отряде, много минчан. В каждом отряде был « особый отдел» , это ясно. Особый отдел  - это особый разговор. Без него было невозможно. Это оккупированная территория, мало ли кто может проникнуть в отряд. Но со временем они вырождались в охранку, как это было по всей стране. И мы этих особистов недолюбливали и, прежде всего, боялись. Когда приходили и говорили, что тебя вызывают в особый отдел, к некоему Метелкину, то человек бледнел. Ничего за тобой не было, опасаться нечего, но сам факт, что тебя вызывают туда вызывал большую тревогу. Все было. Были и бессудные расстрелы и произвол. Но я хочу подчеркнуть, что это происходило позже. Где-то в начале сорок третьего года к нам прибыли уполномоченные Министерства государственной Безопасности из Москвы и вот они занялись проверкой этих партизанских отрядов. И  были репрессии якобы за утрату политической бдительности.

А чем питались? - Мне этот вопрос часто задают,. Даже не задают, а упрекают. Ну, мол, твои партизаны... Я вот в период оккупации жил в своей деревне и был твоим ровесником. И помню, когда пришли партизаны и забирали корову, продукты, сапоги забирали. Один писатель, ныне покойный... Очень хороший, замечательный писатель, я бы сказал классик белорусской  прозы 20 -го века, без преувеличения. Фамилию здесь называть не буду. Вот он меня всю жизнь упрекал -  Что ты все о своих партизанах твердишь? Партизаны у моего отца сапоги забрали, совсем новые еще, польские сапоги. Совсем  не ношенные, желтые, с высокими отворотами, красивые.  Я помню эти сапоги, как сегодня. Пришли  из леса, забрали. А ты мне говоришь - партизаны...

У каждого была своя война. Даже когда ее, по сути, и не было.

Collapse )