Category: история

Одно старое фото

Экипаж подводной лодки "Окунь" после награждения Георгиевскими крестами за торпедную атаку немецких боевых кораблей в ночь на 22 мая 1915 года. Первая мировая война. 1915 год.

Тынянов и его палач – болезнь часть 1








Алексей МИТРОФАНОВ

«Поручик Киже», «Восковая персона», «Пушкин». Читая прозу Юрия Тынянова, представляешь себе автора-озорника, весельчака и здоровяка. А между тем, он был тяжело и неизлечимо болен

Георгий Верейский. Портрет Юрия Тынянова. 1928 год. Изображение: liveinternet.ru

Collapse )

https://www.miloserdie.ru/article/tynyanov-i-ego-palach-bolezn/

(no subject)

Владимир Карасёв
Читаю вбросы от «знатоков» телеграмма типа Незыгаря.

Отвечаю.
1. Глава МВД Корнет жив-здоров. Не арестован. Никуда с Донбасса не бежит.
2. Никто не готовит Донбасс к возврату на Бандеровщину. Ни частями, ни сразу ни по предприятиям.
НЕ ДОЖДЕТЕСЬ !!!
Донбасс это Россия!
Без вариантов!

Борчун за СССР 2.0

...В январе 1989 г. Кургинян возглавил созданную Мосгорисполкомом на базе театра организацию нового типа - Эксперементальный Творческий Центр. Создание этого центра поддержали ведущие политики того времени. Кроме "творчества", эта организация активно занималась бизнесом, причем связанным с криминалом.

Активное участие в деятельности ЭТЦ принимал бывший управляющий Краснопреснеского отделения Сбербанка г.Москвы, Гончаров П.С.. Именно он предлагал ЭТЦ получить статус государственной организации, т.к. действовать с размахом, причем с выходом на международный рынок, можно только прикрывшись государственным статусом.

Раздавая своим подчиненным организациям статус государственных, ЭТЦ Кургиняна привлек к себе различные фирмы, получившие скандальную известность в России и за рубежом.

Так, приказом по ЭТЦ за N 9 государственный статус получила фирма "Биокор" возглавляемая Кузиным, который заявлял о своей личной дружбе с Горбачевым, а впоследствии с Ельциным. Данная фирма сумела в 1990 году при непосредственном содействии начальника ГИВЦ МВД СССР А.И.Смирнова получить 8 млн рублей, которые перевел за рубеж.

Сотрудники Кузина с 90-х годов занимались экспортом оружия и стратегических материалов, а так же путем мошенничества обманули франкфуртский коммерческий банк на 5 млн марок.

Проблемы с правоохранительными и налоговыми органами так же были и у образованной приказом по ЭТЦ за N 10 фирмы "НПО "ИМЭС". Проблемы взаиморасчетов с бюджетом были и у образованной ЭТЦ фирмы "Росток".

В концерн ЭТЦ поступали бюджетные средства через московский комитет по культуре, отчисления от доходов, созданных при ЭТЦ фирм и процентов от их сделок, пожертвования и спонсорская помощь от зарубежных источников, в том числе и средства полученные криминальным путем.

Имеется информация, что Кургинян состоял на связи у сотрудника 5 управления КГБ Королева (его заместителем был Стерлигов), который был тесно связан с оружейной, алмазной и наркомафией. ЭТЦ через свои фирмы одноименный "Международный фонд", "Модес", "Аскор" пытался осуществить проникновение в нефтяную, оборонную, алмазную промышленность.

Так фирма "Аскор" в 1995 г. на $40 млн осуществила переработку алмазного сырья за границей в основном на предприятиях Индии и Израиля.

Ахмед Аль-Кайси который возглавлял "АСКОР", имел офисы в Москве и других государствах Юго-Востока и Европы и являлся производителем изделий из драгоценных и полудрагоценных металлов и камней. Он также является представителем Фирмы "ALWAM MARKETING", Бахрейн по поставке дерева, метала и строительных материалов. Его жена Ирина Аяла работала у Г.Восканяна (бывший партнер О.Бойко).

Утверждают, что у Кургиняна остались прочные рабочие отношения с Л.Невзлиным. В 2013 году, в ответ на прозвучавшее в СМИ заявление , что у него есть Фонд на Кипре, у Кургиняна случилась форменная истерика, хотя ранее он сам говорил, что Фонд на Кипре у него  нет....
http://perebezhchik.ru/person/kurginyan-sergey--ervandovich/

Первая жертва : За что Троцкий боялся капитана 1 ранга Щастного часть 3 заключительная

...






Ревтрибунала РСФСР (Ленин подписал декрет о его создании 28 мая) член ВЦИКа эстонский большевик Виктор Кингисепп приступил к работе.

Щастный сначала был доставлен в Таганскую тюрьму, но вскоре туда явилась делегация балтийских матросов, требовавших немедленно выпустить «народного адмирала». Тогда его срочно перевели в Кремль, где была оборудована специальная отдельная камера.

Из письма начальника Таганской тюрьмы Юревича писателю М. Корсунскому

«Первое впечатление от адмирала несомненно положительное. Человек в морской форме, среднего роста, плотный, с приятным лицом. Когда я спросил его — по какому обвинению он направлен к нам, Щастный сказал: «Вины за мной никакой, но вас я долго стеснять не буду, так как Троцкий меня неминуемо и очень скоро расстреляет». Сказано это было без всякой акцентировки, как будто он говорил что-то самое обычное и касающееся не его, а постороннего человека. Я сказал ему, что удивляюсь его словам, так как Советская власть еще никого не расстреливала и по нашим законам наивысшей мерой наказания является заключение в тюрьме на 10 лет. «Тем не менее, — ответил он мне, — меня расстреляют, хотя за мной нет, повторяю, никакой вины». «Но, — спросил я, — за что же вас расстреляют, если вы ни в чем не виноваты?» Он ответил: «Троцкий расстреляет меня за две вещи: первое — спасение флота в условиях полной невозможности это сделать... и, второе, Троцкий знал мою популярность среди матросов и всегда боялся ее».

Стоит вспомнить, что еще в ноябре 1917 года Совет народных комиссаров упразднил все существующие суды, институты судебных следователей, прокурорского надзора, а также присяжную и частную адвокатуру. Поэтому смертных приговоров советская власть действительно не выносила, хотя массово отправляла на смерть людей во внесудебном «чрезвычайном» порядке. Лишь в конце мая ВЦИК срочно подготовил и утвердил декрет об образовании Революционного трибунала при ВЦИКе для рассмотрения дел «особой важности», Ленин подписала его только 28 мая, когда Щастный уже был арестован. А за три дня до суда нарком юстиции Петерис Стучка своим постановлением отменил ранее установленный запрет на применение смертной казни. Ему же принадлежало и авторство «Руководства для устройства революционных трибуналов», в котором говорилось, что «в своих решениях Революционные трибуналы свободны в выборе средств и мер борьбы с нарушителями революционного порядка».

Следствие заняло менее двух недель. Были вызваны шесть свидетелей: Ф. Раскольников, С. Сакс (члены коллегии Морского комиссариата), Е. Блохин, И. Флеровский (бывший и новый комиссары флота), Е. Дужек (комиссар Минной дивизии) и Л. Троцкий (наркомвоенмор). В трибунал явился только Троцкий, его показания и стали решающими. Правда, трибунал поначалу отложил заседания из-за неявки остальных свидетелей, но лишь на три дня — с 13 до 16 июня. Потом решили обойтись выводами следствия и единственного присутствовавшего свидетеля, а по сути, главного инициатора дела Троцкого.

Председательствовал в трибунале Сергей Медведев, бывший рабочий-металлист Обуховского завода. Членами «чрезвычайного суда» стали Отто Карклин, Бронислав Веселовский (или Весоловский), Карл Петерсон, Александр Галкин и Иван Жуков. Все судьи, следователь Виктор Кингисепп и обвинитель Николай Крыленко являлись членами ВЦИКа — высшего законодательного, распорядительного и контролирующего органа советской власти.

Вышитая рубаха А.М. Щастного, которую он носил во время следствия и перед расстрелом \баха А.М. Щастного, которую он носил во время следствия и перед расстрелом

Фото: gulagmuseum.org

Крыленко и Троцкий нападали, Щастный и его защитник присяжный поверенный Владимир Жданов все обвинения отвергали. Суд поначалу был открытым, велась стенограмма заседания, но потом его закрыли якобы в силу того, что там были озвучены секретные документы. На секретной части заседания никаких стенограмм уже не велось и о том, что там происходило, до сих пор неизвестно. В прениях государственный обвинитель Крыленко был категоричен: «Я утверждаю, что начальник морских сил Щастный поставил себе целью свергнуть Советскую власть, во всех действиях Щастного видна определенная, глубоко политическая линия». Даже спасение Балтийского флота было поставлено подсудимому в вину: «Щастный, совершая героический подвиг, тем самым создал себе популярность, намереваясь впоследствии использовать ее против Советской власти».

Приговор суда был вынесен вечером 21 июня после пятичасового совещания трибунала. Его зачитал Медведев: «Признать виновным, расстрелять. Приговор привести в исполнение в течение 24 часов». В ночь на 22 июня состоялось экстренное заседание последней инстанции — Президиума ВЦИКа. Протест левых эсеров, представители которых демонстративно вышли из трибунала, и жалоба защитника были отклонены. В протоколе №34 сказано: «Заявление об отмене приговора Рев. Трибунала при ВЦИКе по делу бывшего Начальника Морских Сил Балтийского флота, гражданина A.M. Щастного отклонить». Подписи: Ленин, Свердлов.

Последние часы Щастный провел в камере. Он написал письма супруге, матери, детям. Написал он и прощальную записку своему защитнику Жданову. Она сохранилась и опубликована в деле:

«Дорогой В.А. Сегодня на суде я был до глубины души тронут вашим искренним настойчивым желанием спасти мне жизнь. Я видел, что вы прилагаете усилия привести процесс к благополучному для меня результату и душой болел за ваши переживания. Пусть моя искренняя благодарность будет вам некоторым утешением в столь безнадежном по переживаемому моменту процессе, каковым оказалось мое дело. Крепко и горячо жму вашу руку. Сердечное русское вам спасибо. А. Щастный. 1 час ночи».

Жданов сумел получить разрешение на свидание и ночью посетил заключенного. Через него Щастный передал записки семье. От него же мы знаем о предсмертных словах Алексея Михайловича: «Смерть мне не страшна. Свою задачу я выполнил — спас Балтийский флот».

Фото: gulagmuseum.org

Предсмертная записка А.М. Щастного, которую он перед расстрелом передал родным

Капитана расстреляли около четырех утра 22 июня прямо во дворе Александровского училища, где его держали последние дни под надежной защитой латышских стрелков и китайского отряда. Троцкий очень боялся, что моряки-балтийцы, узнав о приговоре, попытаются освободить своего командира, и эти опасения имели основания — на флоте суд над Щастным вызвал бурю негодования. Расстрельную команду сформировали из китайцев, которые толком не знали, кто перед ними стоит. Было еще темно, и Щастный специально держал перед грудью белую фуражку, чтобы стрелки не промахнулась. Троцкий лично присутствовал при казни, об этом писал командовавший китайцами Андреевский. Место захоронения капитана неизвестно.

В 1995 году решением прокурора Балтийского флота капитан I ранга Алексей Михайлович Щастный был полностью реабилитирован.

https://iz.ru/890890/georgii-oltarzhevskii/pervaia-zhertva-rasstrel-v-nagradu-za-podvig?utm_referrer=https%3A%2F%2Fzen.yandex.com

Первая жертва : За что Троцкий боялся капитана 1 ранга Щастного часть 1

Георгий Олтарежевский

Он должен был запечатлеться в народной памяти как герой, спасший для своей родины Балтийский флот, но вошел в историю России ХХ века как первый человек, официально судимый и казненный по приговору революционного трибунала. 22 июня 1918 года во дворе Александровского военного училища в Москве был расстрелян начальник Балтийского флота капитан I ранга Алексей Щастный. «Известия» вспоминают о русском офицере, оставшемся верным долгу — и поплатившемся за это.

Потомственный офицер

Биография Алексея Щастного до того, как он возглавил Балтийский флот, проста и пряма, как мачта корабля. Из потомственных дворян, родился в офицерской семье. Отец вышел в отставку генерал-лейтенантом. Юноша последовательно прошел все ступени военного образования — Владимирский Киевский кадетский корпус, офицерский Морской корпус в Петербурге, Минный офицерский класс в Кронштадте. Служил на разных кораблях, храбро воевал в японскую, был награжден. К мировой войне был капитаном II ранга, старшим офицером линкора «Полтава», с 1916-го вступил в командование эсминцем «Пограничник». При Временном правительстве произведен в капитаны I ранга, назначен флаг-капитаном штаба Балтфлота. Женат, двое детей. Отзывы, сохранившиеся в мемуарах коллег, исключительно уважительные.

8 декабря 1917 года должность командующего флотом была упразднена. Общее руководство перешло к состоявшему из делегатов морских экипажей Центральному комитету Балтфлота (Центробалту), при котором был военный отдел — своего рода штаб флота. Возглавлял его последний добольшевистский командующий флотом контр-адмирал Алексей Развозов, Щастный стал его первым помощником. Существовал также офицерский Совет флагманов и Совет комиссаров.

Фото: commons.wikimedia.org

Алексей Михайлович Щастный

Между тем ситуация на Балтике к весне 1918 года складывалась катастрофическая. Флот как обычно стоял на своих зимних базах в Ревеле (Таллине) и Гельсингфорсе (Хельсинки). Дело в том, что Финский залив зимой замерзает, поэтому держать в Кронштадте и Петрограде боевые корабли опасно, да и бессмысленно. Но в феврале к Ревелю подошли немецкие войска. Советское правительство с декабря вело с кайзером переговоры о мире, однако они постоянно затягивались, и немцы посчитали наступление хорошим способом подстегнуть противника. Балтийский флот, бесспорно, входил в сферу их интересов, поэтому к Ревелю немцы двигались максимально энергично. Наступление в Эстонии началось 20 февраля, а 25-го передовые немецкие отряды уже вошли в Ревель. Но увидели они лишь дымы уходящих русских кораблей — морякам удалось подготовить суда и выйти в море. Руководил этой операцией Алексей Щастный.

«Ледовый поход»

Как капитану удалось сделать это — остается загадкой. В эскадре царил хаос: власть на кораблях была в руках судовых комитетов, единого руководства практически не существовало. О дисциплине речь не шла — офицеров почти не осталось, те, кто пытался призывать к порядку, были убиты матросами. Обычный зимний ремонт кораблей не проводился, отсутствовало и нормальное снабжение топливом, боеприпасами и продовольствием. На кораблях осталось от четверти до трети экипажей, остальные матросы разошлись по домам или отправились в Петроград вершить революцию. Но не имевшему никакой силовой поддержки Щастному (председатель Центробалта Павел Дыбенко с отрядом моряков-красногвардейцев бесславно сбежал с фронта под Нарвой, после чего был арестован) удалось убедить моряков, сплотить их, организовать и заставить подчиняться его приказам.

Ведомая четырьмя ледоколами («Ермак», «Волынец», «Тармо» и «Огонь») эскадра из 56 кораблей сквозь льды ушла в Гельсингфорс, где объединилась с остальными силами флота. Но это была лишь передышка — немецкие войска уже готовились вступить в Финляндию, правительство которой (Сенат) обратился к ним за помощью. Флот снова мог оказаться в западне на чужой, практически враждебной территории. Оставалась надежда, что будет заключен мир с Германией, а финны самостоятельно не решатся атаковать. Оправдалась она лишь отчасти — в Бресте действительно было оговорено, что русский флот останется в финских портах до весны, но на кораблях при этом могли остаться лишь «незначительные экипажи», что сделало бы их легкой добычей врага. Между тем немецкий флот выдвинулся к Аландским островам, а двенадцатитысячный отряд генерала Фон дер Гольца приготовился к броску на Гельсингфорс.

Флотская разведка доносила, что противник готовится к захвату кораблей. В одном из агентурных донесений в Морской Генеральный штаб об этом говорилось вполне определенно:

«Высадка немцев в Ганга, имеет целью в ближайшее время занять Гельсингфорс, дабы помешать русским военным судам выйти в Кронштадт. Завладев ими, в случае возобновления войны с Россией немцы будут смотреть на суда как на военную добычу, в противном случае суда будут переданы Финляндской Республике. Во всяком случае, немцы хотят покончить с русским флотом до начала навигации в Финском заливе, дабы иметь там полную свободу действий...»

«Ледовый поход» Балтийского флота, броненосец Севастополь, 1918 год

Фото: из открытых источников

линкор "Севастополь"1918
Щастный к этому времени стал начальником морских сил Балтийского флота. В марте адмирал Развозов был смещен с должности и арестован, после чего комиссар Морского Генерального штаба известный большевик Федор Раскольников предложил назначить Щастного.
Совет флагманов и Совет комиссаров флота единодушно поддержали кандидатуру. Центробалт уже был распущен, командующий теперь подчинялся Наркомвоенмору Льву Троцкому, который и утвердил Щастного. Приказ подписал председатель СНК Ленин. Впрочем, сам Щастный в этих бюрократических играх не участвовал — он был в Гельсингфорсе, где готовил флот к походу на родину. Это было его решение. Ленин считал, что корабли нужно взорвать, а моряков высадить на берег, а Троцкий предлагал, чтобы флот своими орудиями помог финским красногвардейцам, сражавшимся против немцев и отрядов Маннергейма. О возможности ледового перехода в правительстве и Морском штабе даже не думали. Но Щастный верил в возможность сохранения флота.

В порту стояли 6 линкоров, 5 крейсеров, 54 эскадренных миноносца, 12 подводных лодок, 10 тральщиков, 5 минных заградителей, 15 сторожевых судов, 14 вспомогательных судов, 4 посыльных судна, 45 транспортов, 25 буксиров, один паром, плавмаяк и 7 яхт; всего 221 единица. Команды пришлось делить, поскольку на некоторых судах не было достаточно людей даже для одной полноценной вахты. О подмене речь не шла. Толщина льда в Финском заливе доходила до 75 см, торосы — до 3–5 м. Ледоколов было в обрез, поэтому корабли были разделены на три отряда — ледоколы должны прокладывать им путь, потом возвращаться за следующей группой.

....