Category: литература

Category was added automatically. Read all entries about "литература".

"Всех расстреливали правильно"?

"Всех расстреливали правильно"...
Как же они любят эту фразу, эти попаданцы из довоенного СССР!
Но их собственные факты - свидетельствуют против них. Не стоит этого забывать.
Нелепо спорить с ними о том, что нельзя было убивать нас, у нас с ними, как говорится, "расхождение по аграрному вопросу": они хотят, чтобы мы лежали в земле, мы не хотим, чтобы они по ней ходили. Законность и произвол вместе жить не могут. Еще более нелепо спорить с ними об их бешеном истреблении друг дружки: жаль, что не все "дорогие товарищи" перегрызлись.
Но есть жертвы, о которых они не могут сказать ровно ничего в свое оправдание.
О том, как Павел Васильев ходил в кино глядеть на свой скорый расстрел, я уже рассказывала.
Еще один такой же. Поэт Борис Корнилов. Автор одной из самых популярных советских песен. "Не спи, вставай, кудрявая!" К сожалению, дарование (несомненное) было неровным. Общего образования не доставало, это нам не Серебряный век. Талантливы только первый куплет и припев. Дальше лучше не читать, слёзы. Но не о том речь.
Пионер, комсомолец, насквозь советский. Безобидный поэт, никому не сделавший зла.
Collapse )
Им мы и закончим сейчас.
Я однажды, ребята, замер.
Не от страха, поверьте. Нет.
Затолкнули в одну из камер,
Пошутили: — Мечтай, поэт!
В день допрошен и в ночь допрошен.
На висках леденеет пот.
Я не помню, где мною брошен
Легкомысленный анекдот.
Он звереет, прыщавый парень.
Должен я отвечать ему,
Почему печатал Бухарин
«Соловьиху» мою, почему?
Я ответил гадюке тихо:
— Что с тобою мне толковать?
Никогда по тебе «Соловьиха»
Не намерена тосковать.
Как прибился я к вам, чекистам?
Что позоришь бумаги лист?
Ох, как веет душком нечистым
От тебя, гражданин чекист!
Я плюю на твои наветы,
На помойную яму лжи.
Есть поэты, будут поэты,
Ты, паскуда, живи, дрожи!
Чуешь разницу между нами?
И бессмертное слово-медь
Над полями, над теремами
Будет песней моей греметь.
Кровь от пули последней, брызни
На поляну, берёзу, мхи…
Вот моё продолженье жизни —
Сочинённые мной стихи.
Борис КОРНИЛОВ, 1938 г.
Все изображения взяты из открытого доступа
Елена Чудинова,
блог на «Яндекс Дзен»


«Книга боли и позора»: истории борьбы за выживание российских семей, которые получают пособие 1200

Люди с инвалидностью и члены их семей, получающие пособие ЛОУ (лицам, осуществляющим уход) в размере 1200 рублей, выпустили сетевую «Книгу боли и позора», сообщила на своей странице в Facebook Светлана Штаркова, организатор общественной кампании за повышение пособия ЛОУ.
В «Книге боли и позора» собраны истории 158 российских семей, которые пытаются как-то выживать на такое мизерное пособие. Светлана Штаркова считает, что почитать эти истории будет полезно всем.
Выплата для ЛОУ, не являющихся родственниками инвалидов, составляет всего 1200 рублей, и о ее повышении речи не идет. «А это, например, молодые бабушки, ухаживающие за внуками, жены, ухаживающие за мужьями, дети за родителями. Чем их уход легче? Почему про них опять забыли?» – ранее прокомментировала Штаркова ситуацию «Милосердию.ру».
– В книге 158 историй и мнений инвалидов и их семей из разных регионов России о выплате по уходу в 1200 рублей. Не приходиться сомневаться, что эта небольшая выборка полностью отражает сложившееся несправедливое и нетерпимое для нашей страны отношение к инвалидам с тяжелыми поражениями и их семьям со стороны государства. Люди еще сохраняют надежду, что их мольбы и проклятия будут услышаны, что власть примет меры к тому, чтобы допущенная ошибка с этими 1200 рублями была исправлена, – отмечают авторы книги.
https://dislife.ru/materials/3155

О фейке "Солженицын призывал бомбить СССР"

Сколько можно постить фейк о том что Солженицын якобы призывает бомбить СССР .Вот эта речь. Американские речи YMCA PREC 11 ,ru da Montagne РЕЧЬ А,И СОЛЖЕНИЦЫНА В ВАШИНГТОНЕ ,30 июня 1975 ПО ПРИГЛАШЕНИЮ АФТ КПП . Ну и где там призыв бомбить СССР?

ТЕ САМЫЕ СТИХИ НОВОДВОРСКОЙ.

5 декабря 1969 года 19-летняя Лера Новодворская разбросала в Кремлевском дворце съездов листовки со стихами собственного сочинения:
Спасибо, партия, тебе
За все, что сделала и делаешь,
За нашу нынешнюю ненависть
Спасибо, партия, тебе!
Спасибо, партия, тебе
За все, что предано и продано,
За опозоренную Родину
Спасибо, партия, тебе!
Спасибо, партия, тебе
За рабский полдень двоедушия,
За ложь, измену и удушие
Спасибо, партия, тебе!
Спасибо, партия, тебе
За все доносы и доносчиков,
За факелы на пражской площади
Спасибо, партия, тебе!
За рай заводов и квартир,
На преступлениях построенных,
В застенках старых и сегодняшних
Изломанный и черный мир...
Спасибо, партия, тебе
За ночи, полные отчаянья,
За наше подлое молчание
Спасибо, партия, тебе!
Спасибо, партия, тебе
За наше горькое неверие
В обломки истины потерянной
В грядущей предрассветной мгле...
Спасибо, партия, тебе
За тяжесть обретенной истины
И за боев грядущих выстрелы
Спасибо, партия, тебе!
1969 г

(no subject)

Юрий Валерьевич для Демография

Сегодня Елена Малышева пригласила в свою передачу "Жить здорово" Оксану Пушкину и посвятила ее пропаганде принятия закона о домашнем насилии. Пишите письма Эрнсту с требованием убрать Малышеву из эфира, раз она вместо врача решила стать юристом.



«Голова профессора Доуэля» – автобиографический роман Беляева

Алексей МИТРОФАНОВ

Существуют как бы два Беляева – писатель, овеянный мировой славой, и полунищий беспомощный инвалид, которого то отпускает, но вновь настигает болезнь

Александр Романович Беляев. Изображение с сайта bibliogid.ru

Писатель Александр Романович Беляев считается одним из основоположников советской научно-фантастической литературы. Не одно поколение зачитывается его книгами: «Человек-амфибия», «Ариэль», «Продавец воздуха», «Звезда КЭЦ». Но самый пронзительный роман – «Голова профессора Доуэля». Он держится особняком, он не похож на все остальное. Не удивительно, ведь это – по сути, автобиографическая вещь.

Collapse )

https://www.miloserdie.ru/article/golova-professora-douelya-avtobiograficheskij-roman-patsienta-belyaeva/


Тынянов и его палач – болезнь часть 2 заключительная

...



«Анкета члена Литфонда» Юрия Тынянова. Изображение: liveinternet.ru

Становится все хуже. Выходит прогуляться в сад и падает на ровном месте. Дома держится за стены.

Спасает одна лишь работа. Роман о Пушкине. Однако же и он дается нелегко.

А ведь по тексту этого не скажешь! Текст свежий, восхитительный, образ сменяет новый образ, еще ярче прежнего.

«Николинька Трубецкой был мал ростом, ленив и толст, желт, как лимон. Старый дед доживал свой век и крепко зяб, поэтому зимою непрерывно топили, а летом не открывали окон. Слуги ходили по дому как сонные мухи. В комоде было тихо, душно и скучно. Казалось, и молодые вместе со стариком доживают свой век. Николинька не играл в мяч и не бегал взапуски, он был сластена, лакомка, и нежная тетка его закармливала».

И в письмах близким, тоже образы, и тоже очень сильные:

«Меня болезнь ест, как мыши едят хлеб, и я сейчас, как пустой амбар с мышиными следами. Как в таком помещении придется прожить чего доброго – 10 лет, – ей-богу не понимаю».

«Новостей у меня нет, я никуда не хожу – не на чем».

«Спинной мозг хлещет по ногам, и они у меня стальные».

Хуже всего дело обстоит с наукой. Она требует гораздо большей концентрации и, вместе с этим, гораздо дороже Тынянову, чем историческая беллетристика. Чуковский писал еще раньше, когда Юрий Николаевич был на коне: «По какой-то непонятной причине Тынянов-ученый не любил Тынянова-художника, держал его в черном теле, исключительно для домашних услуг, и давал ему волю лишь в веселой компании, по праздникам, когда хотел отдохнуть от серьезных занятий».

Но сейчас не до выбора. Нужно делать хотя бы что-нибудь.

Пришла война. Тыняновы отправились в эвакуацию. В блокадном Ленинграде легкомысленно остаются упаковки редкого французского лекарства. Когда-то на них возлагались большие надежды, но сейчас они не помогают.

В текст все чаще проникают собственные ощущения болезни. Голова валится на грудь, дыхание то и дело прерывается. Ученый, по сути, прощается с жизнью. А тем временем Пушкин прощается с юностью:

«Выше голову, ровней дыхание. Жизнь идет, как стих. Но прежних сердца ран, глубоких ран любви, ничто не излечило». Сознание меркнет, уходит и где-то блуждает, а потом вновь возвращается.

Вот Тынянов совсем не встает, переходит с письма на диктовку. Тремор, зрение почти что на нуле. И в 1943 году Юрий Николаевич умирает от пневмонии. Роман пополняет число великих произведений, не оконченных из-за болезни и смерти их автора: «Мертвые души», «Похождения бравого солдата Швейка», «В поисках утраченного времени».

Книга о Тынянове из сери ЖЗЛ, с автографами современников. Изображение: liveinternet.ru

Его хоронят на Ваганьковском. Происходит какая-то путаница, ошибка в объявлении, и на прощание с великим человеком никто не приходит. Илья Эренбуг пишет: «Я был на его похоронах… Тынянов был не ко двору и не ко времени. Газеты даже не сообщили о его смерти. Гроб стоял в маленькой комнате на Тверском бульваре, и веночки были из бумажных цветов – попроще, поскромнее. Я стоял у гроба и думал: мы хороним одного из самых умных писателей наших двадцатых годов».

А через считанные месяцы с ним рядом ложится и жена, Елена Александровна,

https://www.miloserdie.ru/article/tynyanov-i-ego-palach-bolezn/